Что не так с делами о «распространении порнографии» против ЛГБТ-активистов?

Утром 21 февраля в квартиру ЛГБТ-активиста из Хабаровска раздался звонок. Люди за дверью представились полицией, реагирующей на жалобы соседей о шуме. Молодой человек открыл дверь, и в квартире прошел обыск, в ходе которого были изъяты «орудия совершения преступления» – компьютер и телефон. Сейчас Сергею вменяют добавление ролика порнографического содержания на свою страницу в социальной сети «ВКонтакте» в 2017 году.

Сергей признался в том, что в 2017 году он разместил на своей странице ролик порнографического содержания, но мы убеждены в том, что его дело является политически мотивированным и напрямую связано с его активистской деятельностью. Юрист Российской ЛГБТ-сети Александр Белик попробовал разобраться в происходящем и проанализировал судебную практику, а также существующую статистику по приговорам в России с 2009 по 2020 годы.

Что мы знаем о статьях, по которым привлекают ЛГБТ-активистов?

Юлию Цветкову из Комсомольска-на-Амуре,Сергея из Хабаровска, Мишель из Брянска и фотохудожника из Великого Новгорода, дело которого ведет ЛГБТ-инициативная группа Выход, обвиняют по статье 242 УК РФ  — незаконное распространение порнографии.

Эта статья в текущей редакции — один из плодов «бешеного принтера» 2011-2012 годов. До 2012 года эта статья была довольно безобидной, состояла всего из одной части и предусматривала ответственность до 2 лет лишения свободы. В 2012 году статью 242 разбили на три части с разными отягчающими признаками. С этого момента в законе прямо предусматривается возможность наказывать за публичную демонстрацию порнографии в сети Интернет на срок до 6 лет.

Что же такое «незаконное распространение порнографии»? Слово «незаконное» говорит нам о том, что эта статья относится к особому виду — бланкетным статьям. Это значит, что статья сама по себе не полностью описывает те действия, которые считаются преступлением, а отсылает к какому-то закону.

То есть должен существовать условный Федеральный закон «О распространении порнографии», который бы объяснял, как можно распространять порнографические материалы, как лицензировать порнографический контент, как можно его изготавливать и проверять то, что участники и зрители достигли 18 лет и добровольно соглашаются на съемки. Такого закона в России не существует, но судебная практика выявила следующие признаки, которые свидетельствуют о «незаконности»:

  1. Отсутствие согласия участвующих лиц. Дело в том, что авторы порнороликов часто  распространяют их без согласия участников съемок, поэтому в практике часто встречается вменение 242 статьи одновременно со статьей 137, которая запрещает вторжение в частную жизнь.
  2. Нарушение авторского права. В обобщениях судебной практики по 242 статье до 2012 года критерием «незаконности» было наличие или отсутствие разрешения владельца порнороликов на распространение материалов. Такие выводы в обобщениях судебной практики делали, например, Верховный суд Удмуртской Республики в 2005 году, Свердловский областной суд в 2006 году, Верховный суд Республики Карелия в 2009 году. При нарушении авторских прав статья 242 применяется не как основная, а как дополнение, например, к незаконной предпринимательской деятельности.
  3. Отсутствие маркера 18+. Это основной признак «незаконности», который вменяют по таким делам начиная с 2012 года. Именно в 2012 году в рамках общей кампании по «защите детей» в законе «О защите детей от информации причиняющей вред их здоровью и развитию» предусмотрели, что информация порнографического характера запрещена к распространению среди детей.

В интернете довольно много мнений юристов, говорящих, что любой порнографический контент в России по умолчанию запрещен. Но это не так, ведь у любого интернет-провайдера можно купить платную опцию с «взрослым контентом». Кроме того, в 2016-2017 годах известный сервис PornHub пытались заблокировать как раз за незаконное распространение порнографии. Но 25 июля 2017 года Воронежский областной суд решил, что нарушения закона в функционировании сервиса нет, ведь при входе на сайт стоит банер 18+.

Таким образом, по мнению ФСБ вся вина Юлии Цветковой и Сергея заключается в том, что они не поставили на своих страницах маркер 18+. Если бы он был, то состав преступления в их действиях бы отсутствовал, и им бы не угрожало лишение свободы сроком от 2 до 6 лет. Такое наказание, конечно, нельзя считать соответствующим тяжести их поступков, ведь отсутствие этого маркера приравнивается к грабежу, разбою, вымогательству и причинению тяжких телесных повреждений потому, что считается тяжким преступлением.

Как использовалась статья 242 УК РФ с 2009 по 2019 годы?

Проанализировав данные Судебного департамента при Верховном Суде о всех приговоренных к уголовной ответственности за распространение порнографии с 2009 года, мы отметили 3 главных момента.

  1. С 2009 по 2011 год по статье 242 УК РФ судили много. К ответственности привлекали в основном коммерсантов за торговлю дисками с порнографическими материалами.
  2. После 2012 года, когда в статье 242 УК РФ появилась отягчающая часть 3, посвященная распространению порнографических материалов в Интернете. Подавляющее большинство приговоров стали появляться именно за «интернет-порно».
  3. Популярность статьи 242 УК РФ крайне мала (примерно 0,03% от всех вынесенных приговоров). Обычно про такие статьи говорят, что они практически не применяются. Однако, мы можем отметить количественный рост случаев применения этой статьи за последние несколько лет с 125 случая в 2012 до 245 случаев в 2019 при снижении общего числа совершаемых преступлений. Это связано с тем, что выявлять интернет-преступления намного проще, ведь в этом случае сотрудники правоохранительных органов могут просто осматривать сайты и сдавать протоколы осмотра в суды, тем самым показывая эффективность своей работы и раскрывая больше преступлений.

Как используется статья 242 УК РФ в разных регионах России?

Также мы решили проанализировать, как распределяются дела о распространении порнографии по регионам. Для этого мы воспользовались данными ГАС «Правосудие» о количестве зарегистрированных дел в судах.

  1. В России есть 3 региона-лидера по борьбе с порнографией — это Москва, Пензенская и Тамбовская области. Почему так, нам неизвестно. В этих регионах в 2019 году суды рассматривали от 21 до 31 дела, в которых упоминалась статья 242 УК РФ.
  2. В 4 регионах России борьба с порнографией ведется со средними показателями.  Это Республика Кабардино-Балкария, Камчатский край, Костромская область и Красноярский край. В 2019 году там рассматривалось от 11 до 16 дел, в которых упоминалась статья 242 УК РФ.
  3. В 29 регионах (34%) зарегистрировано от 1 до 8 дел. В среднем, это по полтора дела за 2019 год в каждом регионе.
  4. В 21 регионе (25%) не зарегистрировано ни одного дела.

Мы не можем не сказать о том, что мы не смогли найти информацию о положении дел в 26 регионах из-за несовершенств информационной базы, но у нас нет оснований полагать, что в них есть какие-то аномальные отклонения, так как за 2019 год всего зарегистрировано 245 преступлений по всем составам 242 статьи. В регионах, о которых имеются данные мы насчитали 216 дел.

Как используется статья 242 УК РФ в Хабаровском крае?

Именно в Хабаровском крае рассматриваются два громких дела о распространении порнографии против ЛГБТ-активистов: дело Юлии Цветковой и дело Сергея.

Вот какую статистику об использовании статьи 242 УК РФ нам удалось найти в ГАС «Правосудие».


 

Международный опыт

Во многих решениях судов по этой теме есть канцелярский оборот: «Согласно ст. 1 Международной конвенции 1923 года “О пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими”, вступившей в силу 7.08.1924 года и к которой 8.07.1935 года присоединился СССР и Российская Федерация, как правопреемник СССР, на территории Российской Федерации запрещен оборот порнографических материалов».
Обвинение по подобным делам часто говорит, что во всем мире борются с порнографией в любом виде и ссылается при этом на эту Конвенцию. Но что с ней не так?

  1. Эта конвенция вообще не про порнографию, она про недопустимые публикации  (obscene publications). Но СССР использовал её, чтобы сказать населению, что порно — это что-то по умолчанию страшное и с ним нужно бороться. Отсюда и сохранившееся восприятие порнографии как чего-то по умолчанию незаконного.
  2. Эту Конвенцию подписало всего 56 из 193 государств, входящих в ООН (актуальное количество на сайте ООН). Во многих странах с обычным (не детским) порно не борются, это огромная индустрия, но в России она находится в серой зоне, так как правоприменители и общество считают, что любая порнография незаконна.

Статья подготовлена юристом Российской ЛГБТ-сети Александром Беликом 

Russian