Но страшнее активиста — в целом мире зверя нет!

Два месяца назад Краснодарское краевое отделение российской ЛГБТ-Сети пришло к здравому выводу: нужно менять не только программу, но сам подход к ведению работы отделения. С изумлением ребята — волонтёры и активисты отделения — узнавали, что слово «активисты» для изрядной части ЛГБТ-сообщества стало синонимом слов «смутьяны, шумоголовые».

Например, друг и коллега по активизму Д. с растерянностью рассказывал, что парень, который пытался с ним познакомиться в сети и проявлял самый живой к нему интерес, мгновенно исчез на сообщении Д.: «Я — активист ЛГБТ-организации». Мотивировал свой свою неготовность развивать отношения с активистом молодой человек следующим образом: «Вдруг я послушаю-послушаю, чем ты занимаешься, и однажды не выдержу — сам сделаю каминг-аут, мне тоже захочется права отстаивать?».

И не столь важно, каких последствий открытого заявления о своих правах боялся этот парень. Мы, откровенно говоря, не можем посмеяться над этими опасениями. Всякое бывает — достаточно новости почитать. Только особенно грустно от того, что сама мысль об открытости и отстаивании прав сопряжена с огромным количеством вполне реальных страхов и опасений в нашей стране, в нашем сегодняшнем обществе. Грустно от того, что первопричиной всех возможных бед понимается такое вот простое и, казалось бы, естественное «не выдержу — и захочу быть самим собой».

Да что там гости встреч! Даже психолог отделения согласилась на работу среди «активистов» далеко не сразу. Впрочем, аргумент был более вдумчивый: «Мне не хотелось бы ничего никому навязывать». И самое удивительное — каждый активист отделения готов подписаться под этой фразой. Рассказать? Да. Ответить на вопросы, прийти на помощь? Да. Дать возможность встреч друзей и знакомых за интересным досугом? Разумеется. Более того, мы не готовы переубеждать или выбирать за других, даже если есть такие запросы. Обсудить решения, рассмотреть с разных сторон — да. Но выбор, какой строить свою жизнь, какие из своих прав защищать и реализовывать, к каким целям стремиться — этот выбор делает каждый самостоятельно.

Поэтому было принято решение проводить большую часть мероприятий «по запросам». Родительский Клуб, наш любимый проект, стал первым полем эксперимента. Запросы появились довольно быстро: «Что делать, если ребёнка «травят» в детском коллективе?», «Мама не против, что я гей — но её смущает тот факт, что мой парень „не славянин“», «Как помочь мужу принять выбор его дочери — моей падчерицы? Он очень консервативных взглядов».

О том, какие советы мы сумели дать участникам клуба, читайте в следующих отчётах!

© При использовании материалов сайта ссылка на сайт Российской ЛГБТ-сети обязательна.

Russian